Антон Казарин: «Пандемия не остановила работу медцентра «Анадолу»
Экспертиза Кавказ
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Антон Казарин: «Пандемия не остановила работу медцентра «Анадолу»

Руководитель представительства турецкого медцентра «Анадолу» в Краснодаре Антон Казарин - о том, как пандемия отразилась на работе клиники и медицинском туризме

Когда лечение в турецком госпитале Анадолу снова станет доступным для пациентов из России? Сообщалось, что из-за пандемии многие заведения прекратили работу, были проблемы с авиасообщением, людей отправляли на карантин. Даже домой было сложно добраться. Что вы делали, чем помогали?

Еще до момента закрытия границ, люди начали понимать, что все эти ограничительные мероприятия дойдут и до России. В наш центр поступало огромное количество запросов. Пациенты, в основном, онкобольные, улетали на последних рейсах в Турцию на лечение.

Тотального закрытия не было. Даже в самый сложный период, когда закрыли границы, самолеты не летали, пациенты приезжали в клинику. Наши представительства помогали пациентам. Делали все, что возможно в рамках закона. Каждый случай обсуждался индивидуально. Мы общались с консульством в Стамбуле, летала частная авиация, были вывозные рейсы.

С 1 июля Турция открыла границы для россиян. Тогда еще нужно было выходить на консульство, получать специальное разрешение, специальный регистр международных пациентов. Сначала тесты принимали там, затем еще в больнице.

С 1 августа открылись регулярные рейсы из Москвы, а до этого пациентам приходилось летать через Минск, Молдову.

Конечно же, за период карантина количество пациентов уменьшилось. В самый сложный период мы принимали, наверное, раза в три меньше людей.

Во время пандемии большой резонанс в социальных сетях вызвала история с тренером по фигурному катанию, тренировавшей в детстве Алину Загитову — Ольги Тюмковой, которая застряла в Турции с огромным долгом за лечение. Чем в итоге закончилась эта история?

У Ольги Тюмковой была третья стадия онкологического заболевания. Сыновья привезли ее к нам в клинику на лечение 1 марта 2020 года. Ольга дважды пережила клиническую смерть. Врачам удалось ее спасти. Она начала получать противоопухолевую терапию.

Из-за коронавируса и последующих ограничений сыну, который сопровождал мать, пришлось уехать из Стамбула. Вскоре закончились и деньги на оплату лечения. Тюмковы не планировали, что Ольга пробудет за границей так долго.

Чтобы хоть как-то помочь Ольге, создали группу помощи в Инстаграмм. На тот момент мы не понимали, как поведет себя руководство клиники, ведь состояние Тюмковой удалось стабилизировать, она сама могла передвигаться. Ее могли выписать из клиники и все. А у нее ничего нет, кроме паспорта и телефона.

Руководство клиники повело себя благородно и гуманно. Ее лечили, и врачи знали, что это бесплатно. То есть то лечение, которое было нужно, она получала.

С помощью благотворительных сборов удалось собрать порядка 10-15% от всей суммы лечения (5-6 млн рублей). В клинике она находилась около пяти месяцев. Как только появились рейсы в Россию, за ней прилетел сын. Спустя несколько месяцев Ольга Тюмкова умерла.

Насколько опасен коронавирус для онкологических больных?

В настоящее время мы очень мало знаем про этот вирус. Каких-либо серьезных исследований на тему того, как он влияет на таких пациентов, нет. Очевидно, что если заболевание протекает в средней или тяжелой форме, оно будет влиять.

Проходить химиотерапию с температурой нельзя, естественно, этот курс придется отложить. Если возникнет тяжелое поражение легких, оно не позволит проводить лечение или операцию. Поэтому онкопациентам нужно себя беречь.

 

Безопасно ли людям с онкозаболеваниями посещать клинику? Какие меры предосторожности предпринимаются?

В госпитале «Анадолу» нет пациентов с коронавирусом. По прилету пациенту и его сопровождающему необходимо сдать тест на коронавирус. На следующий день после получения отрицательного результата, их допускают в клинику и начинают все процедуры.

Раньше нужно было делать два последовательных теста, период ожидания занимал четыре дня.

Также мы рекомендуем сдать тесты на ковид в России до вылета. Это делается для того, чтобы в случае положительного результата успеть отменить лечение и не лететь в Турцию, а не провести 14 дней в турецкой больнице за свой счет.
В госпитале раздают маски. Количество санитайзеров, которых и так было много до пандемии, стало еще больше.

Какие в целом рекомендации вы можете дать для больных онкозаболеваниями в плане безопасности во время пандемии? Что делать и чего не стоит предпринимать?

Мыть руки, носить маску, не посещать места массового скопления людей. Соблюдать все те же правила, которые рекомендованы всем.

Как пандемия повлияла на медицинский туризм, на работу ваших отделений в РФ? Изменился ли порядок, сроки оказания поддержки и так далее?

Стало больше онлайн общения. Если раньше люди предпочитали прийти в офис представительства, поговорить, передать диски с информацией о диагнозе и так далее, то сейчас пациенты присылают все удаленно. Многих из них мы даже не видим, хотя они летят на достаточно дорогостоящее лечение.

Все общение происходит с помощью мессенджеров, электронных платформ, проходят онлайн консультации. Конечно, пандемия даст мощный толчок развитию телемедицины.

Пока это направление у нас в России находится в зачаточном состоянии. Во многом такая ситуация сложилась из-за двусмысленного закона о телемедицине, который долго обсуждали и все-таки приняли. Основная загвоздка в том, что врач не может назначить лечение пациенту удаленно без первичного личного контакта.

То есть обращается к доктору пациентка, например, с метастатическим раком груди. Она уже прошла шесть курсов химиотерапий. По идее, профессиональный врач, имея информацию о типе опухоли, последние снимки и понимание, куда движется заболевание, регрессирует или прогрессирует, может расписать другую схему лечения или сказать продолжать ли уже назначенную. Ведь пациент именно этого и ждет: чтобы ему расписали лечение, назначили определенные препараты.

Ну, а по факту пациенту нужно прийти. Закон получился половинчатым. Тем пациентам, которые у нас уже были и лечились, мы можем оказывать удаленные медицинские услуги, проводить консультации. Их стало действительно больше.

Но для первичных пациентов телемедицина, к сожалению, не доступна — им все равно нужно лететь в Стамбул.

 

Насколько полноценной заменой реальному осмотру и консультированию врачей является телемедицина? Многие очень скептически настроены и считают, что невозможно адекватно оценить состояние человека на расстоянии.

Часто бывает, что пациенту нужна консультация. Есть международные протоколы. В нашей клинике есть профессора высокого уровня, которые, имея на руках все необходимую документацию, могут провести такую онлайн-консультацию.

Понятно, что удаленно операцию не провести. Но у пациентов очень много вопросов возникает не только всвязи с хирургическим вмешательством. Их интересует последовательность лечения, его виды. Это тоже очень важный момент.

Кроме того, в клинике есть такая бесплатная услуга, как получение второго медицинского мнения. Пациент может принести или выслать нам свои заключения. В течение одного-двух дней будет дан ответ. Мы стабильно получает несколько таких запросов в день.

Какие события за последнее время произошли в центре «Анадолу»? Новые технологии? Новые достижения?

Один из хирургов нашего госпиталя, доктор Кемаль Раша, возглавил Европейскую ассоциацию борьбы с хирургическими инфекциями. Это говорит об уровне медицины в Турции и об уровне профессионализма врачей центра.
Кроме того, мы развиваем отделение радиационной онкологии. Еще два года назад в центре был полностью обновлен парк машин. Недавно в клинике появилось передовое оборудование для интраоперационной лучевой терапии. К данной терапии прибегают в операционной во время операции. Такие системы есть не во всех госпиталях. Это очень экономит время и деньги пациента.

Медцентр «Анадолу» находится в пригороде Стамбула — в районе Гебзе на берегу Мраморного моря. Он принадлежит некоммерческому фонду «Анадолу» и обладает двумя сертификатами и наградой ESMO (Европейское сообщество медицинской онкологии), аккредитацией JCI (Объединенная международная комиссия, США), аккредитацией в области интервенционной онкологии IASIOS, а также аккредитацией OECI (Организация европейских онкологических институтов).

Медицинский центр «Анадолу» не оказывает медицинских услуг на территории РФ. Обратиться за бесплатной консультацией можно в представительство клиники в Краснодаре на ул. Северной, 326, оф. 821, по телефону 88622602722 или на сайте.